Приключения Димы. Старые друзья 2

Утрoм пeрвoгo янвaря я прoснулся oт сильнoгo шумa, кoтoрый был слышeн oткудa-тo с улицы. Сдeлaв гeрoичeскoe усилиe, я встaл с крoвaти и пoдoшёл к oкну. Нa улицe былo ужe свeтлo. Знaчит, я спaл дoльшe oбычнoгo. Eщё бы, тaкaя чудeснaя нoвoгoдняя нoчкa выдaлaсь! Прaвду гoвoрят: "чeгo тoлькo нe прoисxoдит пoд Нoвый гoд!"

Прямo пoд oкнoм мoeй кoмнaты Миxa вoвсю прoщaлся с гoстями, пoмoгaя Oлeгу и Свeтe усeсться в тaкси. Другиx гoстeй нe былo виднo, кaк и иx мaшин. Дoлжнo бытовать, пoспeшили дoмoй или нa oчeрeдную нoвoгoднюю тусoвку. Кaк тoлькo тaкси с пoслeдними гoстями трoнулoсь, Миxa пoдoшёл к свoeй мaшинe, зaлeз в нeё и уexaл слeдoм.

"Интeрeснo, кудa этo oн", — пoдумaл я, — "нeужeли бoги oпять дaют мнe тaкoй шaнс?! Нeльзя eгo протравить".

Кaк тoлькo мaшинa Миxи выexaлa зa вoрoтa, я, пo-прeжнeму гoлый, вышeл с свoeй кoмнaты и спустился вниз пo лeстницe. В гoстинoй былo пустo, тишину нaрушaл нeгрoмкo рaбoтaющий тeлeвизoр, пo кoтoрoму пoкaзывaли кaкoй-тo стaрый жутик. Прoйдя сквoзь гoстиную, я нaпрaвился прямикoм нa куxню. Тaм я, нaкoнeц, нaшёл тo, чтo искaл. A тoчнee ту…

Юля стoялa кo мнe спинoй, нaклoнившись к рaкoвинe, и мылa пoсуду. С-пoд кoрoтeнькoгo бeлoгo xaлaтикa выглядывaлa eё пoтрясaющaя упругaя зaдницa, ширoкиe бёдрa были рaсслaблeны, слoвнo призывaя прислониться к ним ближe и oбxвaтить. Я, стaрaясь нe шумeть, тиxo пoдoшёл сзaди и oбнял Юлю зa плeчи:

— Привeт, дeткa. Кaк тeбe спaлoсь?

Юля вздрoгнулa и oт нeoжидaннoсти урoнилa тaрeлку в рaкoвину.

— Дурaк! — вoзмутилaсь oнa, — сoвсeм нe oбязaтeльнo мeня тaк пугaть!

— Прoсти, — улыбнулся я.

Глaзa Юли скoльзнули пo мoeму тeлу, и oнa вскрикнулa:

— Бoжe! Твоя милость чтo, гoлый?

— A ты нe видишь?

— A eсли бы здeсь был Мишa?

— Oн уexaл, я видeл в oкнo, — oтвeтил я, — сдeлaл тeбe eщё oдин пoдaрoк, нe прaвдa ли?

— O нежели этo ты?

— Oб этoм… — я oбнял Юлю, пoтянул eё нa сeбя и гoрячo пoцeлoвaл. Oнa слeгкa сoпрoтивлялaсь, пытaясь вырвaться изо мoиx крeпкиx oбъятий. Тaкoe пoвeдeниe eщё бoльшe мeня зaвeлo. Мнe xoтeлoсь хоть Юлю прямo сeйчaс, стянуть с нeё xaлaтик, лaскaть eё шикaрную гoлую вымя, вoгнaть свoй члeн в eё мoкрую киску… Нaкoнeц, цыпки Юли пeрeстaли кoлoтить мeня пo спинe, oпустились нижe и плoтнo oбxвaтили мoи ягoдицы, a я, нe прeкрaщaя цeлoвaть eё пуxлыe губки, сунул руку пoд халатик и стал проводить рукой упругую грудь этой страстной брюнетки.

Всего из-за несколько мгновений наших объятий, Юля вновь с принудительным путем оттолкнула меня. На этот раз я ослабил хватку, и симпатия легко освободилась из моих рук.

— Не мочь! — прокричала она, — нет, это болезненно. Дима, мы не должны…

— Что? — удивился я, — посему?

— А как же Миша! Он же муж муж и твой друг! — с нажимом на последнее мимема сказала Юля.

— И что с того? — удивился я, — Юль, ужели тебя волнуют подобные вещи? Насколько я помню, в эту пору ночью в сауне они тебя не заботили.

— Согласен, но… — Юля выглядела слегка испуганной, — в общем… в ту пору я была сильно пьяна, и мне очень хотелось грубого секса… Понимаешь, у нас с Мишей… — возлюбленная, сильно волнуясь, переступила с ноги на ногу, — (давно ничего такого не было. Всё однообразное. Видишь я и решила…

— И, наверное, осталась довольна, — улыбнулся я. К счастью, дальше этих слов Юля то же немного улыбнулась.

— Алло, это было именно то, чего я хотела.

— Же тогда в чём проблема? — спросил я, — Юль, держи то, что хочешь, и не забивай голову всякой ерундой!

— (само собой) разумеется, но Миша…

— Не о чём никогда приставки не- узнает, если тебе это так важно, — перебил её я, — в этом в закромах ничего особенного. Так бывает. Так почему бы малограмотный получить от этого удовольствие?

— Ну… — Юлина решимость как бы испарилась. Глаза выражали теперь скорее раздумья и неверность, нежели испуг.

— Тем более, что я уезжаю будущие времена утром. Никаких рисков. Никаких последствий.

Какое-в таком случае время мы стояли и молча глядели друг сверху друга. По лицу Юли можно было ущучить, что в ней сейчас боролись два чувства. Эрос вины и, возможно, любви к своему мужу, и чувство, в помине (заводе) нет, скорее желание, получить физическое удовольствие.

— Юль, — под конец сказал я, — я скоро замёрзну.

— Ну (на)столь(ко) оденься, — с улыбкой ответила она.

— Я легче раздену тебя. Иди ко мне, крошка, — и я еще заключил Юлю в свои объятия. На этот в один из дней она уже не сопротивлялась, а лишь неуверенно попыталась, возговорить что-то, но я не дал ей сего сделать, прижав палец к её губам:

— Ччччч, ни аза не говори сейчас…, — я положил руку ей для голову и, нежно потянув к себе, вновь поцеловал. Её результат не заставил себя долго ждать. Юлин лобызание был сладким, как скороспелая черешня, и горячим, (как) будто стакан расплавленного шоколада. Наши языки сплетались вместе и наново. Ant. ни разу расплетались, лаская друг друга, словно они танцевали который-нибудь-то страстный танец.

Я обхватил Юлю за талию, приподнял и, без- отрывая своих губ от неё, посадил получи стол. Пока я развязывал её халатик, Юля обвила руками мою шею и приветливо трепала мои волосы на затылке. Наконец, освободив Юлю ото её единственной одежды, я стал покрывать поцелуями постоянно её тело.

Юлин поцелуй, должно быть, придал моему телу снова больше сил, а моему члену — больше твёрдости. Лаская губами нежную Юлину шею, я спускался тутти ниже, целуя её грудь, плоский животик, складный лобок, приятный во всех отношениях. Наконец, я добрался поперед её щёлочки. Юлю, видимо, тоже сильно возбудили мои ласки. Оттого-то что её киска уже немного набухла и стала влажной. Изо неё шёл непередаваемый женский аромат. За свою разлюли-малина я знал многих женщин, и каждая из них пахла соответственно-своему. Запах Юли так же был необычен, напоминая дух сухого молока, которое иногда дают детям.

Я стал устилать поцелуями её промежность, стараясь в этот раз красоваться как можно нежнее. Юле, похоже нравилось в таком случае, что я делал. От удовольствия она поджала нижнюю губу, а её пакши беспорядочно ходили по всему телу, не предвидя, на чём остановиться. Когда я взял в рот её сикель и стал его нежно посасывать, Юля откинула голову обратно и закрыла глаза. Я понял, что она сейчас прибывала получи и распишись высотах блаженства, забыв обо всём. Лаская языком её похотник, я медленно массировал пальцами её половые губки, раздвигая их и сдвигая противоположно. Они набухали с каждым моим движением, а влаги становилось весь век больше и больше. Достаточно, чтобы я уже мог слышать не только её запах, но и вкус.

Поздно ли мой язык, наконец, добрался до её щёлки, возлюбленная была уже вся на взводе. Её насилу слышное постанывание стало громче и резче.

— Мммм, ааааххахх, оооо, — доносилось изо её полуоткрытых уст.

Облизав её набухшие губки, я чуть ощутимо ввёл язык в щёлочку, и кухню пронзил резкий конспективный стон. Юля кончила, я это понял ещё перед того, как почувствовал у себя на языке большую порцию её женских выделений. Я продолжал облизывать её вкусную киску, обхватив рукой оригинальный вставший член.

— Прошу, лижи, пожалуйста, снова… — прорвалось у Юли сквозь непонятные стоны и вздохи.

Ми нравилось делать куни. Некоторые мужики считают сие признаком слабости, своего рода подчинения женщине, же точно не я. Для меня куннилингус был важной составляющей качественного полового акта. Вследствие нему я всегда мог добиться нужных кондиций пользу кого девушки, максимально её раскрепостить, выпустить её внутренних демонов, дай вам во время самого секса она не лежала в кровати, ровно неподвижная кукла.

Когда я вновь принялся за покрасневший клиторок Юли, раздался волосатый кричащий звук. До меня не сразу дошло, чисто это звонок телефона. Юля открыла глаза и несобранно посмотрела по сторонам. Казалось, что она вернулась в осязаемость из какого-то приятного сна. Нащупав рукой телефончик, который лежал на краю стола, она с ужасом в голосе прошептала: "Сие Миша…". Секунду поколебавшись, Юля взяла трубку.

— Пр дорогой. Что делаю? Ммм, — она задумалась… — ещё бы так, отдыхаю. Что? Дима? Да, уже встал. Сидит сбоку и передаёт тебе привет, — Юля улыбнулась, смотря на меня.

Не в силах ждать окончания разговора, я опять прильнул к Юлиной киске и стал играться с её клитором и губками, используя и старый и малый своё мастерство.

— Ой-ой! — вырвалось у Юли, а она сразу же успокоилась, — Что? Кто в отсутствии, всё в порядке, я просто случайно села на ась?-то твёрдое… Всё в порядке.

Я продолжал радовать Юлю, пока она разговаривала с Михой. Честно проговорить, эта ситуация ещё сильнее меня возбудила, и я стал с большей скоростью тешить свой член, который был уже в полной разбитной готовности.

— Ааххх, — прошептала Юля, — как же, любимый, я тебя слушаю… Где ты, говоришь? Уж подъезжаешь? Отлично! Ну давай тогда, пока. Целую, — Юля положила трубку и взглянула получай меня.

— Он будет здесь через минут пятеро. Пора заканчивать.

— Ну вот, — меланхолически произнёс я, — а мне так хотелось тебя трахнуть. Снова раз ощутить на своём члене твою узкую пиздёнку.

— Фууу, что-то за сленг, — деланно возмутилась Юля и улыбнулась.

— Скажи, наподобие ты думаешь, у нас будет ещё возможность продлить наше близкое общение?

— Хм, — Юля задумалась, — без- знаю. Возможно. Придумаем что-нибудь.

Этот отклик обнадёживал. Я поцеловал Юлю и быстро побежал наверх, дабы одеться.

Миха приехал через десять минут. К тому моменту автор этих строк с Юлей были уже полностью одеты и сидели для диване, безмятежно смотря телевизор. Щёки Юли несильно покраснели, но в остальном ничто не могло внушить Миху на подозрения.

— Привет, Димон! С наступившим! — с задором сказал он, пожимая мне руку, — невыгодный знал, что ты так любишь поспать. Перебрал накануне немного, да? Зато отлично провели время!

— Полагать), да, перебрал, — соврал я и улыбнулся, подумав насчет себя: "а уж как я повеселился с твоей жёнушкой, (до поры) до времени ты пьяный в хлам дрых в своей спальне…"

— Люблю на певом месте января, — сказал Миха, — всегда в текущий день чувствуешь какую-то расслабленность. Действительно круг праздника!

— Это уж точно, — поддержал собеседование я, — а ты куда уезжал-то?

— Правда надо было кое-что прикупить, — сказал возлюбленный, вытаскивая из пакета бутылку коньяка.

— Миша, твоя милость что? Опять собрался пить? — возмутилась Юля, срыву встав с дивана.

— Спокойно! — Миха поднял руку, призывая жену к порядку, — сие на будущее. А то уже ничего не осталось, вслед за ночь всё выпили.

"И ты больше всех, Птица" — подумалось мне.

Следующие несколько часов прошли в достанет спокойной атмосфере. Миха смотрел телевизор, а Юля хозяйничала получи и распишись кухне, занимаясь обедом. Потом ей позвонила любимая, и, как это часто бывает у женщин, она сполна погрузилась в мир общения с ней. Мне оставалось в какой-нибудь месяц втыкать в телефон, отвечая на многочисленные поздравления ото коллег по работе, клиентов, родственников и друзей.

"Как на беду, что тебя не было с нами. Мы пять провели время. Ходили на главную площадь, смотрели шелом, потом гуляли до утра. Романтика… Дашке особенно понравилось" — прочитал я СМС через Наташи, которая так же, как и я, работала тренером в нашем фитнес-клубе.

До ((сего Юля обсуждала с подругой все насущные проблемы, я с Михой сходили в баньку и отлично попарились. Что ни говорите, но банька у Михи была замечательная. Как и жинка. Я бы даже мог позавидовать ему, если бы без спросу не попарился в его баньке и не трахнул его жену.

Истечении (года) бани Миха пришёл в дом весь расслабленный, его клонило в дремота. Едва добравшись до дивана в гостиной, он бухнулся в него и задремал. Ясно, что вчерашнее веселье мало-: неграмотный прошло бесследно, и уже ко второй половине дня, соплей перешибить можно банными парами, он выдохся.

Я пошёл наверх, к себя, чтобы тоже немного отдохнуть. Но проходя мимо ванной, я услышал журчание льющейся воды. Не удержавшись, я резко дёрнул вслед за ручку, и, о чудо, дверь распахнулась. Юля стояла в ванной, горячая зажор плотным потоком стекала на неё сверху с душа. Великолепное тело сексуально извивалось под градом воды. Глаза Юли были закрыты, и она далеко не сразу поняла, что я на неё смотрю. Завидев меня, возлюбленная опять вздрогнула и сказала:

— Ты в своём уме! Ещё меня пугаешь! Дима!

— Извини, я не удержался. Твоя милость так офигенно выглядишь. У меня аж встал, — я с улыбкой указал ей в джинсы, на которых образовался внушительных размеров бугорок.

— Я заметила, — улыбнулась возлюбленная, — как ты сюда вошёл?

— Упрощенно открыл дверь.

— Вот я дура, забыла задраить… — Юля немного заудумалась, а потом развернулась, дай тебе выключить воду, — и где Миша?

— Дрыхнет в гостиной, — сказал я, — по времени баньки его разморило.

— Как всегда, — вздохнула Юля, вылезая с ванны, — подай мне полотенце.

Я послушно дал её большое жёлтое махровое ручник. Юля стала вытирать с себя оставшуюся влагу. Делала возлюбленная это, как всегда, очень возбуждающе, и на настоящий раз я не устоял. Сделав шаг вперёд, я обхватил её ради талию и впился в её упругую грудь.

— Чисто ты делаешь? — зашептала она, — Миша в кто хочешь момент может проснуться…

Чтобы она успокоилась, я толкнул дверца и закрыл её на засов. Повернувшись после сего к Юле, я вновь показал на бугор на штанах.

— Ну, он уже готов. Давай, в этот раз твоя милость сначала сделай мне приятное. Поработай ротиком.

Юля небольшую) толику заколебалась, в глазах её читалось возбуждение и одновременно страшно. Я решил её поторопить:

— Давай, крошка, вставай получи и распишись коленочки и приступай. Ты так классно сосёшь!

Юля повиновалась. Встав возьми колени, она принялась расстёгивать мои джинсы, все еще я снимал майку. Когда она спустила мои стыдливые, член моментально выпрыгнул из них и принял боевое место.

— Он тебе нравится? — спросил я.

Юля кивнула.

— Я хочу, затем) чтоб(ы) ты это сказала.

— Да, мне некто нравится, — ответила она почти шёпотом.

— И какими судьбами ты хочешь с ним сделать?

— Я хочу его высосать, — сказала она и рассмеялась.

— Так приступай, дитя. Чего же ты ждёшь.

Обхватив мой артикль своей изящной ручкой, Юля направила его к себя в рот и стала ласкать языком головку. Я не лукавил, временами говорил, что она хорошо делает минет. Юля была отличной соской. Хотя (бы) не верилось, что она получила такую практику с Михой.

С накатившего на меня удовольствия я закрыл глаза и забросил растопырки за голову. Поласкав мою головку, Юля принялась вслед яйца. Она облизывала мою мошонку и поигрывала пальчиками с моими яичками:

— О отлично, детка. Великолепно! — подбадривал её я, — а нонче попробуй взять в ротик яичко и обсосать его.

Юля непонимающими глазами посмотрела держи меня.

— Ну, смелее! Ты чего! В этом перевелся ничего сложного, — уговаривал её я, — тебе понравится, выкладывай!

Наконец, она решилась и заглотила сначала одно, а после того и другое яичко, стараясь ласкать их своим острым язычком. В текущий момент я оказался на вершине блаженства, внутри меня запылал форменный огонь, и я даже не знаю, как не кончил в оный момент от накатившего на меня удовольствия.

— Блять, обалденно, — вырвалось у меня. Юля улыбнулась, — твоя милость просто богиня!

— Рада это слышать.

— Давайте, теперь я хочу, чтобы ты взяла в ротик моего член.

В этот раз Юлю не пришлось упрашивать. Встав на коленях поудобнее, она взяла муж член в руку и аккуратно ввела в рот, обвив его своими пухлыми губками, и основы сосать. Сосала она хорошо, хотя и было небось, что мой член великоват для неё. Симпатия пыталась принять его как можно глубже, и в некоторой степени раз давилась. Я не настаивал на горловом минете, в) такой степени как получал небывалое удовольствие и от обычного.

— Отлично, детка, просто чудесно. Да, соси мой артикль, соси его, солнышко… Вот так, да что вы. Прогни спинку, так ты будешь выглядеть сызнова сексуальней.

Юля покорно прогнулась назад, так какими судьбами я смог видеть её шикарную задницу.

— Ох но блять! — снова вырвалось у меня, — какая охуенная сиденье. Да, не останавливайся, соси, работай язычком, отличный, вот так, умница…

Через какое-то исполнившееся я решил ускорить процесс. Нежно взяв Юлю вслед волосы, я стал аккуратно насаживать её на личный член, трахая её в рот и стараясь на таковой раз проникнуть как можно глубже. Юля малограмотный сопротивлялась. Её глаза были закрыты, а руки вцепились в мои икры.

— Как же, сучка, отлично… Как же классно твоя милость сосёшь! Вот так! ДА!

Внизу послышались какие-так звуки, и Юля заволновалась.

— Это наверное проснулся Миша, — сказала возлюбленная.

— Включи воду. Пусть думает, что твоя милость в ванной.

Юля удивлённо посмотрела на меня, так через секунду всё же послушалась моего совета, подошла к душу и включила воду для полную мощность. Сильный шум текущей воды наполнил комнату. Я присел сверху край ванной и жестом подозвал Юлю. Она встала сверху колени прямо передо мной и вновь стала играться с моим членом.

— А то как же, Юленька, давай, соси его… Умница… — шептал я.

Вслед за дверью послышались шаги, и через несколько мгновений изо коридора раздался голос Михи:

— Дорогая, твоя милость здесь?

Юля вздрогнула, оторвалась от моего члена и ненатурально спокойным голосом сказала:

— Да, дорогой. Решила осуществить душ.

— А, хорошо. А ты не видела Диму?

— Кого и след простыл. Я думала, он с тобой… — она неважный (=маловажный) закончила предложение, потому что я вновь потянул её к себя и сунул свой член ей в рот.

— (вот) так, мы вместе вернулись из бани, но я задремал. Смотрю, а его несть, — рассказывал Миха, пока его жена сосала моего член. Он был уже весь красный ото возбуждения, и стоял, как кол.

— Наверное, возлюбленный тоже решил вздремнуть, — продолжал Миха, — вроде думаешь?

— Мффггхмхмхм, думаю, да, хххмхмхм, — некрасиво ответила Юля, всего на мгновение выпустив муж член из своих сладких губок.

— Безусловно, не буду его тревожить. Пойду посмотрю телевизор. Ты скоро?

— Ффррггхмхммхмх, — толь

ко и могла проявить свое отношение Юля.

— Что-что? Не слышно, у тебя основа жизни шумит.

— Хмхмх, я говорю, скоро, любимый, — ответила Юля.

— Мирово, жду тебя в гостиной.

Когда за дверью послышались его шаги ровно по лестнице, я привстал и сплюнул в ванну:

— Блять, экий заботливый. Волнуется о нас…

— Надо заканчивать, Дмитрий.

— Да я понимаю! — не хотя признал я, — давай давай, хотя бы, доведи меня до оргазма, я уж близок.

— Ну ладно, — согласилась Юля и еще вновь взяла мой член, но я её остановил.

— Я хочу трахнуть твои сисечки!

— Да что вы ты затейник, Дим!

— Давай, я быстро кончу. Они у тебя такие офигенные.

Юля выпрямилась и приподняла бюст. Я встал и вставил свой уже полностью красный достоинство между сисечек Юли и стал медленно трахать их, водя назад-вперёд. Я постепенно наращивал темп, а мой член становился шабаш горячее с каждым разом. Он доставал Юле вплоть до подбородка, она высунула язык и ласкала головку, временами член оказывался прямо перед её лицом. В конечном итоге, спустя какое-то время, я почувствовал, что ранее близок.

— Да, отлично. Я скоро кончу. Юль, не грех я забрызгаю твоё симпатичное личико?

— Что? Не имеется!

— Ну пожалуйста! Тебе понравится!

На лице Юли проступило обеспокоенность, и она задумалась.

— Давай, решайся, я уже мало-: неграмотный могу сдерживаться! — поторопил её я.

— Ну-кася… ну хорошо.

Только этого я и ждал. Я схватил рукой родной член, встал точно над Юлей, вдрочнул крат, другой… и кончил ей на лицо… Крап моей спермы разлетелись по всему красивому личику Юли, забрызгав её лобик, щёки, подбородок и губы.

— Прости, — сказал я, сурово дыша, — но это было реально отлично. Что скажешь?

— Да, мне очень понравилось.

— Хотя я всё же хочу тебя трахнуть! Надо вырвать. Ant. потерять способ, как изолировать Миху.

Юля переменилась в лице.

— Твоя милость что? В своём уме! — негодовала она.

— Спрячь рога… Неужели ты этого сама не хочешь?

— Короче… это не значит, что я согласна "обособлять. Ant. соединять" Мишу!

— Ладно… — согласился я, — поди умойся, а заодно подумай, что мы можем забахать. Я пойду к себе и спущусь к ужину, скажу, что проспал аминь это время. Идёт?

— Идёт, — согласилась Юля.

Следующие один с половиной часа я провёл в своей комнате, зависая в Интернете. Ми не хотелось лишний раз давить на Юлю, я признать себя виновным не могу и был уверен, что Миха ничего не заподозрит. Просто так или иначе, я выждал достаточно, чтобы к восьми спуститься наверх на ароматные запахи, которые шли из кухни.

— О, кто именно вернулся! — обрадовался Миха, — что, равно как после баньки разморило?

— Да, есть маленечко, — соврал я, — чем это так со вкусом пахнет?

— Это Юля готовит нам еда, — пояснил Миха, — Ты же уезжаешь завтрашний день, мы хотели, чтобы перед отъездом ты со вкусом поел, и у тебя остались хорошие воспоминания о нашем доме. Рано или поздно ещё свидимся?

— Это точно, — согласился я, ради себя подумав: "было бы круто, если только бы десертом на этом ужине стала пиздёнка твоей жены, Мишаня".

Идеже-то через полчаса мы втроём уселись ради большой стол в гостиной. Юля приготовила очень пальчики оближете и полезный ужин: овощное рагу с мясом индейки. Запивали весь век это красным вином, которое Миха, должно находиться (в присуствии), за алкоголь не считал. Потому что вслед одним бокалом у него непременно шёл второй.

По (по грибы) ужином мы говорили о нашей работе. Юля с интересом рассказывала оборона свою студию спортивных танцев, я развлекал хозяев интересными историями изо своей тренерской карьеры. Юля сидела прямо вопреки меня. Она была на редкость весела и игрива. В такой мере, что даже несколько раз подмигнула мне и всего один раз, как бы случайно, провела своей ногой в соответствии с моей, забираясь всё выше, но остановившись возьми бедре.

Незаметно стало темнеть. Когда часы пробили цифра, Миха сильно зевнул:

— Что-то устал я. Чисто всегда так 1 января бывает. Короткий день. Дорогая, начинать, наверное, в душ и спать.

— Конечно, милый. Твоя милость иди, я скоро. Только со стола уберу и приду к тебе.

— Я помогу, — вызвался я, понимая, какими судьбами именно этого сейчас от меня ждёт Юля.

— Ай да молодец.

Миха ушёл наверх, а Юля повернулась ко ми:

— Ну что скажешь? — в её глазах блестел воодушевление.

— Ты о чём? — удивился я.

— Ой ли? неужели ты не заметил? А ещё бывший защитник родины. Ant. мирный, — она улыбнулась, — я кое-что добавила в винище Мише.

— Снотворное? — догадался я, — может, не очень сильное?

— Ерунда. Но оперативно. Я сама иногда принимаю. Пушкой не разбудишь.

— Чертяка, — похвалил её я, — видишь, стоило луч подумать, и вот результат. Когда он уснёт?

— Думаю… — Юля посмотрела получи и распишись часы, — минут через 20.

— Отлично, — обрадовался я, — в нынешний раз нам ничто не должно помешать. Пойду схожу держи гандоном.

Я уже повернулся и сделал шаг к лестнице, же Юля задержала меня, схватив за руку:

— Отнюдь не нужно. Я хочу почувствовать твой член.

— Чего греха таить? Ты просто великолепна, детка…

— Да. Всего-навсего не делай глупостей. Перед тем, как продо, вытащи его.

— Ну разумеется, — улыбнулся я, — совершенно мы взрослые люди.

Мы с Юлей решили перекантоваться, пока Миха уснёт. Перемыли всю оставшуюся посуду, убрали полно лишнее со стола, поговорили о планах Юли в лето. Она с детьми хотела слетать в Рим, искони мечтала там побывать.

Наконец, посмотрев на будильник, Юля повернулась ко мне и сказала:

— Минувшее… уже наверное уснул… Я схожу кверху, посмотрю.

— Конечно, детка. Я буду ждать, — подмигнул я в результат.

Пока Юля проверяла, в каком состоянии находится её дружок супруг, я решил не терять времени и разделся раньше гола. Через некоторое время я услышал шаги, и в лестнице появилась Юля. Она тоже была совершенно обнажённой. На её лице застыла кокетливая вино, упругие груди сексуально покачивались при ходьбе, точно и широкие бёдра. Увидев меня, она рассмеялась и сказала:

— Вижу, твоя милость уже готов.

— Как и ты, крошка. Радоваться, что мы понимаем друг друга, — ответил я и заключил её в объятия, — без задержки нам никто не должен помешать. Я хочу, чтоб этот секс ты запомнила надолго.

— Если так не стоит мешкать, — улыбнулась она и встала в колени, — давай для начала немного поднимем твоего друга.

— (вот) так, — прохрипел я, — самое время. Приступай, Юленька, возьми его. Твоя милость же помнишь, какой он вкусный.

— Помню, — улыбнулась Юля, не принимая во внимание прелюдий взяла мой член в рот и стала тиховодно его сосать. Её острый язычок ни возьми секунду не останавливался, касаясь головки и лаская лайнер.

— Ох! да, соси его, соси, моя грязная ссыкуха, вот так, заглатывай её, — я двумя руками обхватил потылица Юли и стал насаживать её на свой артикль. В этот раз он проникал глубже, чем отчасти часов назад, в ванной. Юля потихоньку привыкала к моему размеру. До сих пор немного практики, и она бы стала первоклассной минетчицей, — тебе нравится?

— Мффмммф, — токмо и могла ответить она.

— Полагаю, это отсюда следует "да", — усмехнулся я, продолжая манать Юлю в рот. Её руки вцепились в мои крепкие ягода (красна), покалывая их довольно длинными ногтями.

Почувствовав, что-нибудь мой член уже находится в боевом состоянии, я вытащил его из рта Юленьки:

— Не хочу кончать до этих пор времени, — сказал я, — а твой язычок станет довести меня до этого. Давай, детка, ложись для диван, я подготовлю твою киску.

Юля покорно легла получай широкий кожаный диван, широко раздвинув и подняв сматываем удочки. Моему взору в очередной раз предстала её великолепная пилотка. Половые губки поуже надулись и были мокрые. Значит, от меня потребуется приставки не- так много работы. Сев на колени в обществе её ног, я прильнул к киске и стал проводить языком кверху-вниз, дразня её губки.

— Ооооо, — за) один (приём застонала Юля, — как хорошо, дааааа.

— Я знаю, как ты это любишь. Грязная сучка, — я в случающийся раз провёл языком по её губкам и занялся клитором. Ото получаемого удовольствия Юля полностью утонула в мягкой спинке дивана, закрыв тел и не переставая стонать.

— Дааа, мммм, мм, ооох, таак, дааа, — слышалось с её полуоткрытого рта.

Когда я почувствовал на своих губах наклонность её выделений, то понял, что время пришло. Оторвавшись ото киски, я выпрямился, взял в руку свой затвердевший мужской половой орган и сказал:

— НУ наконец-то… Полностью день ждал этого момента, когда смогу до сей поры раз трахнуть твою пиздёнку.

— Так ну-ка же! — застонала Юля. В её голосе чувствовалось сильное эрегирование.

Я осторожно стал вводить свой член в дырочку Юли, стараясь довести ей удовольствие, а не просто грубо трахнуть. Симпатия этого заслужила, была молодцом весь день. Войдя в неё держи половину длины члена, я принял трахать Юлю, систематически наращивая темп. Одной рукой я опирался на софа, другой трепал Юлину сисечку. Её соски были до (того твёрдыми, что казались искусственными.

— Даа, ахти, трахай меня, да… — стонала симпатия.

— Получай, получай, сучка, вот так, согласен!

— Аххах, глубже, давай, глубже.

— Сиречь скажешь, детка. Вот, получай, — я постарался насадить свой член как можно глубже, при этом невыгодный сбавляя высокий темп. Юля застонала, её стиль потянулась вниз и она стала дрочить свой секиль.

— Вижу, ты не шутку завелась. Тебе нравится, рано ли тебя трахают таким членом?

— Ох, дааа, согласен, нравится. Пожалуйста, не останавливайся, — стонала симпатия.

Я ускорил темп, при этом стараясь ввести оглобля как можно глубже. От сильных толчков канцелярия ходил ходуном и скрипел, а Юля вся тряслась. Напоследках, я вогнал свой член в неё полностью и… возлюбленная кончила. Я сразу это почувствовал. Горячая жидкость оросила мои член, а когда я его вынул, из Юлиной киски потекла раствор. Оргазм был сильным, потому что Юля продолжала ходить ходуном уже после того, как я перестал её нудить. Я предоставил ей возможность насладиться моментом, просто встав плечом к плечу и смотря на эту возбуждающую картину, не переставая идти в ствол член. Когда оргазм, наконец, завершился, Юля лежала не принимая во внимание сил, широко открыв глаза.

— Ещё маловыгодный всё, — сказала она тихим голосом, — сегодня нужно довести тебя до конца.

— Разумеется, — улыбнулся я, — слушай, у меня идея. Скажи, до чего крепко сейчас спит Миха?

— Ну… — Юля нате мгновение задумалась, — это действенное снотворное. Нормально спящего почти нельзя разбудить.

— То очищать, и посторонние шумы ему не мешают?

— После идее нет. Когда я его пила, меня ни домашний экран не мог разбудить, ни двигатель автомобиля.

— Согласен. У меня мысль. Пойдём в твою спальню.

— Твоя милость что?! — на лице Юли было написано сильное изумление, — ты…

— Да, я хочу трахнуть тебя в вашей кровати, напрямки рядом с Михой. Только давай будем потише. Убежден, он не проснётся.

— Нет, — отрезала Юля, — сие слишком опасно. Понимаешь, я очень дорожу своим браком и…

— Твоему браку так себе не угрожает, — перебил её я, — Миха безвыгодный проснётся, я тебе обещаю. Если ты не будешь непомерно громко стонать, конечно. Неужели тебя не возбуждает такая обстановка?

— Возбуждает, — поникшим голосом призналась Юля, — и пугает. Угроза слишком велик.

— Риска нет вообще. Юль, — я подошёл к ней и взял ей вслед за руку, — я обещаю, что всё пройдёт, наравне по маслу.

— Нуу…

— Если возлюбленный хотя бы начнёт ворочаться, мы сразу уйдём.

Числом лицу Юли было видно, что она колеблется, взвешивает в уме конец "за" и "против". Же я был уверен, что её телесные желания перевесят, вследствие этого ничуть не удивился, когда она наконец сказала:

— Положим хорошо. Только очень тихо и осторожно.

— Само с лица, — согласился я.

Мы с Юлей поднялись по лестнице, и возлюбленная аккуратно, бесшумно отворила дверь в спальную. Это была просторная сени, в центре которой, у стены с большим окном, стояла красивая двуспальная кроватка с резной спинкой. Миха спал сном младенца, похрапывая, закутавшись в одеяльце и повернувшись к стенке.

Мы с Юлей осторожно подошли к кровати.

— Ну, поработай немножко язычком. Подними его снова, — сказал я, садясь получай край кровати. Юля встала на колени назло меня и взяла член в рот. Буквально через одну каплю минут качественного минета мой член снова превратился в каменюка и был готов к самому главному.

— Отлично, — сказал я, — отныне. Ant. потом вставай раком, я трахну тебя сзади.

Юля безропотно встала в нужную позу, опершись руками о кровать и оттопырив свою аппетитную попку. Безо лишних предисловий я вставил свой член в её киску и стал сношать в быстром темпе, положив руки на её шикарные упругие попочка. Мой член теперь свободно проникал в её киску, доставляя Юле до сего времени больше удовольствия. Она слегка постанывала, но старалась подавлять себя. К счастью, Миха безмятежно храпел на своём месте, и автор могли немного расслабиться.

— Оо даа, умереть и не встать. Обожаю твою задницу, — прошептал я и легонько шлёпнул Юлю в соответствии с её упругой попке.

Я старался трахать её далеко не слишком резко, чтобы кровать не тряслась. Видимо, Юля дала Михе несомненно хорошее снотворное, поскольку он никак не реагировал получай происходящее.

Я продолжал ебать Юлю сзади, периодически награждая её лёгкими шлепками, через которых она каждый раз слегка вздрагивала. Я знал, ей нравится толкать(ся) сучкой.

Наконец, мне захотелось сменить позу:

— Ну-тка, я лягу на кровать, а ты оседлай меня, — предложил я.

— Усердствовать опасно, — прошептала она.

— Давай, маловыгодный бойся. Недолго. Я скоро кончу.

Немного помявшись, Юля целое же уступила мне место. Я лёг на поля кровати, как можно подальше от Михи. Юля легонько залезла на меня сверху и оседлала мой ольдермен. Я любил позу "наездницы". В ней женщине приходилось коптеть куда больше, чем мужчине, зато члену было кризис миновал проникнуть как можно дальше. Юля была спортивной девушкой, следовательно без проблем скакала на моём члене. Её упругие томаты ударились о мой пресс, мои руки гуляли за её телу, останавливаясь на красивой груди то есть (т. е.) лаская клитор. Опасаясь разбудить мужа, Юля была вынуждена небольшую) толику сдерживать себя, но всё же по ней было судя по всему, что её очень возбуждала сама ситуация.

Как бабка прошептала какое-то время, прежде чем я почувствовал текущий прилив крови к члену. Понимая что конец недалек, я аккуратно обхватил руками Юлю, приподнялся и прошептал ей получи и распишись ушко:

— Я скоро кончу. Решай сама, куда-нибудь.

— Кончи мне на попку.

— Великолепно. Тогда вставай рачком.

Мы осторожно слезли с кровати и Юля опять двадцать пять встала в одну из самых сексуальных женских поз. Я подошёл с тылу, дроча свой член и любуясь на её шикарную задницу. Как рукой сняло около полуминуты, прежде чем я почувствовал сильное драматичность внутри члена, и выпустил наружу своё семя. Его было уж не так много, как обычно, ведь я кончал поуже второй раз всего за несколько часов. Бэк Юли смотрелась очень эффектно, забрызганная моим семенем. Я без- удержался, и наградил её ещё одним шлепком…

— Благодарение, это было классно, — сказал я, когда пишущий эти строки вышли из спальни.

— Да, я давно неважный (=маловажный) испытывала ничего подобного, — призналась Юля, — вот жалость, что ты завтра уезжаешь.

— К сожалению, жатва ждёт. Но мы ещё увидимся, я думаю.

— Перфект покажет, — улыбнулась Юля.

На следующее утро я стоял у дверей под своей смоковницей Сычёвых с большой спортивной сумкой, полной моих вещей и подарков. Миха улыбался ми и искренне сожалел, что я не могу остаться подольше:

— Познакомил бы тебя с детьми. Может, твоя милость бы понял, как это круто, быть отцом.

— Думаю, ми ещё рано, — отшутился я, — да и эпоха мне уже. На работе ждут. Все без дальних разговоров захотят сбросить набранные за Новый год килограммы.

— Сие да, понимаю. И мне бы тоже не мешало, кх-кх, — Миха закашлялся.

— Таково, Миша, иди-ка в дом, у тебя же зёв с утра болит, — вмешалась Юля.

— Я с кого (следует проводить старого друга. Мы ведь друзья, Партия?

— Конечно, Миха. Надеюсь, ещё увидимся.

— Думаю, вроде-нибудь точно пересечёмся. Ну… бывай, Юля власть, нам пора.

— Я провожу Диму на механизмы, — неожиданно сказала она.

Миха немного удивился, да потом только улыбнулся:

— Как хочешь, дорогая. Вижу, твоя милость тоже сдружилась с Димой.

— Немного, — немногословно ответила она.

Миха пошёл в дом, а мы с Юлей направились вслед ворота, где стояла моя машина. Юля была серьёзна, крошечку даже расстроена, она молчала всю дорогу, в (то мы не дошли до машины.

— Да что ты пока, — сказал я и улыбнулся.

Она сделала шажок вперёд и поцеловала меня. Я слегка приобнял Юлю по (по грибы) талию и ответил на поцелуй.

— Я не хочу, так чтобы ты уезжал, — сказала она, — я всю нощь не спала. Всё думала. Знаешь, я не хочу в большей степени быть с Мишей. Да, он хороший, добрый, так… Я больше не люблю его. Я люблю тебя.

Я удивлённо посмотрел возьми неё:

— Ну, ты чего? Успокойся, Юля. Хана нормально. Это просто эмоции. На самом деле твоя милость любишь Миху, он твой муж, ты должна быть с ним.

— Так как же…

— Я не тот, кто тебе нужен, Юля. (без, если ты хочешь хорошо провести время и поехать на моём члене, я всегда к твоим услугам. Хотя ты должна остаться с Мишаней, остаться в семье.

— Хотя я…

— Забудь об этом. Выброси всё сие из головы. Я уеду, а ты останешься. Бывай, — и, поцеловав её в щёку, я сел в родной "Опель" и дал по газам. Впереди меня ждал кость от кости Нижний, а в нём — новые приключения.

ДИМА

ЮЛЯ

Купить Парсер данных из профилей в Instagram A-parser со скидкой
Продам Парсер внешних и внутренних ссылок с указанного сайта A-parser со скидкой
Продам A-parser со скидкой
Купить Парсер американской поисковой выдачи Google через Ask.com A-parser со скидкой
Купить Парсер количества трафика на сайтах A-parser со скидкой
Купить A-Parser Проверка позиций сайтов по ключевым словам в Mail ru со скидкой
Купить Парсер для анализа ключевых слов с помощью сервиса seranking A-parser со скидкой
Купить Парсер картинок Google Images по ключевым словам A-parser со скидкой
Купить Парсер подсказок AOL A-parser по скидке
Купить A-Parser Проверка позиций сайтов по ключевым словам в Google со скидкой
Куннилингус

Related posts