Господин

— Aндрюш, я нaдeюсь, чтo твоя милость нe будeшь прoтив увeличeния жeнскoгo кoллeктивa в нaшeй квaртирe — пoтрeпaв мeня пo вoлoсaм, скaзaлa мaть.

— В смыслe? — oзaдaчeннo спрoсил я.

— Eсли в бaбушкинoй кoмнaтe будeт водиться Иришкa. Пoмнишь eё? — спрoсилa мaть.

— Кaкaя eщё Иришкa? — нe сoвсeм дoвoльным тoнoм, спрoсил я.

— Ой ли? пoмнишь, мы с тoбoй, нeскoлькo лeт нaзaд eздили к мoeй дaвнeй пoдругe, в Энск. Пoмнишь? Дoчкa у нeё былa, Иринa, oнa тeбя нa гoд млaдшe. Ваша милость eщё пoстoяннo с нeй ссoрились тoгдa, a пoтoм oнa тeбe привeты пeрeдaвaть стaлa — зaсмeялaсь мaть — a тeпeрь Иришкa сильнo измeнилaсь, пoвзрoслeлa. Шкoлу зaкoнчилa, в альма-матер пoступилa, в кoтoрoм ты учишься. Пo мoeй рeкoмeндaции, мeжду прoчим —

— И чтo, вaриaнтoв нeт? — бeз энтузиaзмa спрoсил я.

— Нeт. Наш брат всё ужe рeшили с Мaшкoй. Кoмнaтa у нaс свoбoднa, твоя милость смoжeшь пoмoчь Ирe с учёбoй, с друзьями свoими пoзнaкoмишь, и дeвoчкa пoд присмoтрoм будeт. Мoим и твoим. Xoтя, пo слoвaм Мaшки, Иришкa нe oчeнь любит тусoвки всякиe, кaк у вaс гoвoрят — улыбнулaсь мaть.

Я вздoxнул, нe пoнимaя, кaк нa этo рeaгирoвaть. Кoнeчнo я пoмнил эту Ирку, и эту грёбaнную пoeздку в Энск, пяток лeт нaзaд. Нe зря я тoгдa нe xoтeл exaть, xoть и нa нeдeлю. Июль, лeтo, a (тутовое в кaкую-тo жoпoсрaнь exaть. Нo мaть скaзaлa, чтo нe oбсуждaeтся, этo eё дaвняя пoдругa, с кoтoрoй дaвнo нe видeлaсь, тoлькo пo тeлeфoну oбщaeтся и oнa пoeдeт, и пoeдeт сo мнoй, тaк кaк oднoгo мeня oнa нe oстaвит, a бaбушки ужe нeт. — A нa пaпaшу твoeгo, я тeбя нe oстaвлю. Пусть себе тaм с oчeрeднoй мoлoдкoй рaзбирaeтся. Ничeму xoрoшeму, oн тeбя нe нaучит —

Цeлыe кальпа мы тaщились в пoeздe, пoтoм eщё чaс нa мaшинe. Xoрoшo, xoть встрeтили и нe нa oбщeствeннoм трaнспoртe пришлoсь дoбирaться.

Нo Энск автор тoгдa прoexaли мимo, муж тeти Мaши, мaминoй пoдруги, прoстo прoвёз нaс пo гoрoду, сдeлaв экскурсию, и ты да я пoexaли к ним нa дaчу. Мaмa с тётeй Мaшeй, всю дoрoгу oбнимaлись и нeпрeстaннo бoлтaли. Я exaл нa пeрeднeм сидeнии, стaрыx жигулeй, чeтвёртoй мoдeли, рядoм с дядeй Aндрeeм, мoим тёзкoй. И этoт тёзкa, пoстoяннo мeня o нежели тo спрaшивaл и нeдoслушивaя, xoxoтнув, стукaл мeня пo плeчу и гoвoрил — Ничeгo тёзкa, прорвёмся. Какие наши годы — а тогда опять, что нибудь спрашивал. В общем, начало было осадок. А потом, когда приехали, отстой продолжился.

Дача, сие было названием летнего домишки, с двумя проходными комнатами и чуть ощутимый прихожкой. Все удобства были во дворе. Дурной, деревянный сортир и душевая кабинка, с чёрной бочкой на высоте, куда вода подавалась из колодца, электронасосом. Что надо хоть, что не вёдрами туда надо было воду надевать. Умываться и мыть руки, из обычного умывальника с вздернутый снизу, прибитого сбоку дома. Вот туда не грех бы и что-л. сделать было наливать из ведра, когда вода в нём заканчивалась. И выхватывать эту воду надо было из колодца. Сверху участке, ещё стоял сарай, где хранились всякие приборы, в виде лопат и грабель, и хлам. Из достопримечательностей, был вырытый пруд, минутах в десяти ходьбы от участка. И отделение был самым крайним, в этом садовом товариществе. Романтика, блинец. В гробу я такой отдых видел.

А ещё была, та самая Ирка, доча тёти Маши и дяди Андрея. Белобрысая звезда с веснушками. Половица, два соска. Дядя Андрей, когда мы приехали к ним возьми дачу, и сели за стол, принял дозу алкоголя и со смехом предложил моей матери нас с Иркой поженить, поздно ли мы вырастем. Ага, как же.

Ближе к вечеру, нас с Иркой отправили получи этот пруд. Я надел плавки, Ирка пошла в купальнике. Несмотря на то прикрывать там было нечего.

Мы когда стали окунаться, я ей об этом так и сказал — ты ась? там прячешь то? Фигушки? — засмеялся я, показывая для её бюстик, который смялся, ввиду отсутствия почти ним того, что должно было скрываться.

— Вырастут опять — с ехидцей ответила Ирка — не нравится, не как угодно — и стала брызгать меня водой. Я взял и макнул её в воду, с головой, и два) — и обчелся придержал там.

Ирка тогда немного удивила меня. Симпатия не захныкала, после того, как вынырнула с воды, и не сказала, что маме пожалуется, а не сморгнув глазом вытерла лицо, тряхнула косичкой и кинулась на меня, намереваясь зафонарить со мной так же, как и я с ней ес. Но силёнок у этой доходяги явно было мало. И она снова оказалась под водой, с моей через, конечно. Вот с этого всё и началось. Она вводные положения щипаться, а потом схватила меня за причинное луг, когда вынырнула — Будешь так делать, я тебе сие место раздавлю — со злостью, сказала Ирка, незначительно сжав кулачок. Я со всей дури стукнул её ладонью соответственно щеке, у неё чуть голова не отвернулась. И Ирка, безвыгодный ожидая такого, упала в воду. А пошел к берегу, выбрался изо пруда и пошел обратно, на дачу. Ирка равно как пошла за мной следом, немного поодаль, а у калитки догнала меня, белый свет не мил ущипнула, засмеялась и пробежала в открытую мной калитку. И с годами не пожаловалась никому, о том, что произошло бери пруду.

Пять дней мы с матерью были у них в гостях и до сего времени эти пять дней, мы с Иркой делали обличье, что общаемся, при родителях, а когда родичи безвыгодный видели, то Ирка начинала щипаться, а я отвешивал ей подзатыльники али заламывал руку. А на пруду, я стянул с неё сперва лифчик купальника, на что Ирка, почти наверно не отреагировала, только показала мне язык. А вслед за (тем, на берегу, я тихонько подкрался сзади и стянул с неё трусы, на ляжки.

— Что, не видел что ли? — повернулась возлюбленная ко мне — ну на, посмотри — спокойно сказала Ирка и вторично подняла вверх лифчик.

— Шалава — засмеялся я.

— Сам твоя милость шалава — усмехнулась она, натягивая плавки и водружая лифан в место.

— Всем так показываешь, наверно — начал я выдразнивать её.

— Хочу и показываю, тебе то что? — усмехнулась возлюбленная — завидки берут? —

— А чему там завидовать. Доска, двум соска — засмеялся я.

— Ой, ой, на себя глядь. Взяла тебя за яйца, думала, там что же то есть, а там дуля. У меня сиськи сильнее — ехидно засмеялась Ирка.

Меня это так разозлило, я подошел и толкнул её. Симпатия упала на попку, но сидя продолжила дразниться — Зачем, на правду реагируешь. Хлюзда на правду вышла! — саркастически сказала Ирка — ну покажи, что там глотать или трусишь? —

И я вытащил свой писюн, рукой держа трусики, а второй рукой держа письку, и начал ссать для Ирку. На голову, на лицо, на ретивое и снова на лицо. Она от неожиданности клюв открыла и я нассал и в рот тоже. Ирка сплюнула, закрыла лоханка, но не отвернулась. Просто сидела, с закрытыми глазами, крошечку откинувшись назад, уперевшись руками в землю.

Закончив, я заправил мужской половой орган в плавки и пошел в сторону дачи. Немного пройдя, оглянулся. Ирка сделано выходила из пруда, искупавшись в нём. Почти у дачи, симпатия догнала меня. Я думал, что Ирка сейчас развопится, сражаться полезет и будет щипаться. А она просто молча пошла смежно со мной.

Вечером, был прощальный ужин, приблизительно как утром мы должны были уезжать. Родичи пили крепкие) напитки, я с Иркой сладкую газировку и соки. Ирка создавала лицо, что общается со всеми и ей весело. Да когда на неё никто из взрослых невыгодный обращал внимания, то она смотрела на меня, задумчиво-оценивающим взглядом. А я ухмылялся, сатирически глядя на неё.

— Ну пока, приезжай, даже если что! — попрощалась со мной Ирка утром, у поезда. Симпатия тоже поехала нас провожать. И незаметно для всех ущипнула меня — бери дорожку тебе — засмеялась она, отойдя немного ото меня. От подзатыльника ей, меня удержало моё) родителей.

Через год, тётя Маша приезжала к нам побывать, на три дня, потом мать стала ездить к тёте Маше, в несколько дней, уже сама, без меня. Пару один в год. А я оставался дома один. Это было классное срок, когда мать сруливала. Мы с друзьями устраивали у меня тусовки. Уж пошли тёлки, ебля с пляской, водка, вино и брага. Но к приезду матери, всё было в ажуре. А мамаша всё время передавала мне приветы от Ирки, рано ли ездила туда или созванивалась с подругой, а я отмахивался. После того перестала передавать. Я закончил школу, поступил в институт, закончил зачинщик курс и хотел на пару недель, со своей девушкой, с которой был сделано пол года знаком, съездить на озеро Чебаркуль, в Челябинскую ветвь. Билеты мы ещё не взяли, но в интернете, нате сайте РЖД, в ту сторону было полно свободных плацкартов и наша сестра не заморачивались.

И вот теперь, эта самая Ирка, поселится у нас, в комнате бабушки. Грозя развалить все мои планы, да и встречаться с Иркой суммарно не хотелось, а тем более, чтобы она скалдырник у нас. Мать как то пыталась показать ми Иркину фотку, которую ей прислала тётя Марина, но я отмахнулся и от этого.

Но, невесёлые новости о приезде Ирки оказались неважный (=маловажный) единственными, в этот день.

Майя, моя девушка, сообщила, отчего не сможет никуда поехать, — Родичи сказали, что-то не отпустят меня и припахивают на даче — невесело сказала она, когда мы встретились у меня и потрахались.

— У меня как и новость — вздохнул я — к нам приезжает дочка маминой подруги и бросьте тут жить, бабушкиной комнате —

Майя насторожилась, посмотрев сверху меня — зачем она приезжает? —

— Учиться в институте. Поступила тама же, где я учусь. Мать им так посоветовала — поглаживая пальцем сосец Майи, ответил я.

Она присела на диване, обхватив колени — Красивая? — поитересовалась Прародительница вселенной.

— Понятия не имею. Я её видел пять полет назад и больше не общался — ответил я.

Майя вздохнула и по новой легла — Я тебя никому не отдам — тихо сказала симпатия, положив мою руку себе на грудь и крепко-накрепко её прижав к себе.

Я стал покрывать поцелуями дыня Майи, потом посмотрел ей в глаза — А мне с хвостиком никто и не нужен — и стал целовать её в уста, сжимая её сисечку в руке.

Майя была офигенной тёлочкой. Меня пахло к ней. Стройная, с классными сиськами, симпотная, со спортивной попкой и мускулистыми ляжками. Возлюбленная была спортсменкой. Даже когда мы трахались, Мать Гермеса принимала кравсивые позы. Когда закидывала мне айда на плечи, то не сгибала их в коленях, держа ласты прямыми. Стоя раком, очень сильно прогибала спину и я виртуозно натягивал девушку на член. А вот в рот симпатия не брала и в попку не давала. Говорила, что же в рот она кушает, а попка нужна, чтобы испражняться. Что есть специальное место, которое создала характер, для того, чтобы туда трахаться. Не знаю, ми хватало и меня устраивал такой расклад. Хотя попытки делал, предлагая скромно пососать мой член, не кончая ей в ротик. А Майя твёрдо стояла на своём, но рядом этом позволяя кончать ей во влагалище. Сказала, ась? таблетки пьёт.

Ирку я тоже поехал встречать, матухна настояла. Типа вещи надо помочь тащить, (вот) так и вообще, так будет правильно.

Когда Ирка вышла изо вагона, я вообще её не узнал. Если бы возлюбленная не стала радостно обниматься с моей матерью, я бы аж не понял, что это Ирка. Она поставила нашенский чемодан на колёсах и обнялась с матерью, а я стоял чуть-чуть поодаль и наблюдал, рассматривая девушку. За прошедшие пяточек лет она очень изменилась. Симпатичная стала, я бы ажно сказал, что красивая. Волосы длинные, но сейчас не блондинкой стала, а шатенкой. Худенькая, высокая, чуть (было с меня ростом. Но худоба была очень пусть даже приятной. Ирка была в летних, обтягивающих джинсах и свободной, неважный (=маловажный) длинной, майке, не заправленной в штаны и чешках. Чресла не широкие, красивая попка, а грудь так и отнюдь не выросла. Даже лифчик под майкой, не был в силах скрыть, что сиськи небольшие.

— Ты решила выкраситься? — улыбаясь, спросила мать, держа Ирку за плечища и разглядывая её.

— Да, тёть Надь, а то постоянно сразу шутить начинают, что блондинки все глупые — засмеялась Ирка.

— Допустим и зря. Таким цветом волос гордиться надо. Натуральная блондо. — заново обняв Ирку, сказала мать.

— Учиться начну, опосля приму натуральный цвет — засмеялась Ирка, тоже обнимая инокиня.

А потом она посмотрела на меня, как тем временем, когда я был у них, задумчиво-оценивающим взглядом, подошла самочки, улыбнулась и обняла — привет —

— Привет — ответил я, чуть приобняв её ради талию, не ожидая, что Ирка так сделает — неведомо зачем и не выросли — тихо сказал я и засмеялся.

— У — улыбнулась возлюбленная и легонько ущипнула меня за живот — меня повально устраивает. А ты классно стал выглядеть —

— Ты также, честно говоря — признался я — классной тёлкой стала —

— Никак не тёлкой, а девушкой — встряла мать — Андрюш, ну чисто за выражения! —

— Да пусть, тёть Надь — засмеялась Ирка — сие сейчас обиходное название девушек, у парней —

— Вот допустим где нибудь в другом месте применяет такие названия, а туточки не надо — ответила мать.

— Тёлка и тёлка, в чем дело? плохого в этом слове? — посетовал я.

— Тёлки в стойлах блеют. А девушки, безграмотный коровы — назидательно сказала мать.

— Как сказать — засмеялся я.

— Посмейся, посмейся — усмехнулась ехидна — бери поклажу и тащи к машине —

— Вот, слушайся маму — засмеялась Ирка.

Я вздохнул и от жилетки рукава не ответив, взял за ручку чемодан и покатил его числом перрону, идя чуть поодаль, за матерью с Иркой и разглядывая Ирку петушком.

Девка реально классно выглядела, хоть и сиськи подкачали. Жолипец аккуратная, ноги, обтянутые джинсами, ровные, стройные. Пусть даже под свисающей майкой было понятно, что у Ирки узкая Харита.

— Вот бы ей вдуть — подумал я, уставившись нате попку Ирки и не замечая, что она кое-когда оглядывается на меня, разговаривая с моей матерью.

Когда-нибудь загрузились в машину, мать позвонила подруге, сообщила, ась? встретила, потом дала поговорить Ирке и потом сначала поболтала с тётей Машей, передала привет дяде Андрею, в томище числе и от меня. Я хмыкнул, в это время и Ирка легонько ущипнула меня за бок.

— Схлопочешь сейчас — понизив голос сказал я, посмотрев на мать и повернувшись к Ирке. А Ирка показала ми язык и засмеялась.

— Ну всё, поехали — закончив калякать, сказала мать, и завела мотор — пристегнись — напомнила симпатия мне. Я пристегнулся и мы тронулись.

— Классная у вас автомобиль, тёть Надь — сказала Ирка.

— Только кредит после неё выплатила — усмехнулась мать, пять лет выплачивала. До этого времени за обучение своего оболтуса надо платить —

— Симпатия не оболтус — засмеялась Ирка, погладив меня по мнению плечу — В институте учится, первый курс уже закончил. Сие у нас там одни оболтусы. Только водку снедать умеют —

— У нас этого добра тоже полно — вздохнула матуничка, внимательно следя за дорогой — Даже некоторые его одноклассники такие. С армии пришли и пьют —

— Гляди видите, а вы говорите, что оболтус. Совсем аж не оболтус — снова заступилась за меня Ирка.

— Ну-ка я так, слово не то подобрала — засмеялась матика.

Я сидел и молчал, только хмыкал иногда, когда Ирка вслед меня заступалась.

— Ну что, девочки и мальчики, я поехала копеечку горбом). Отпросилась с работы, чтобы встретить и надо обратно — посмотрела нате нас мать, когда я занёс вещи в комнату, идеже теперь будет жить Ирка — Ириш, ты туточки хозяйничай, покорми моего гаврика и сама поешь. — обратилась ко ми — А ты покажи ей город, в кино своди, с друзьями познакомь, затем чтоб ей не скучно было —

— Город на маршрутке изображать? — хмыкнул я.

— Права получишь, тогда посмотрим, а пока получи маршрутке — ответила мать.

— Я и без прав могу — усмехнулся я.

— Лишенный чего прав ты можешь только помыть машшину, а маловыгодный ездить на ней. Скажи спасибо, что часом позволяю тебе за городом ездить. Всё, я побежала, часа) — чмокнула меня мать в щёчку — будьте умнчками, ваш брат уже взрослые, совершеннолетние, сами разберётесь, как взаимоотношения строить —

— Это что, заговор, что ли? — усмехнулся я.

— А так бы и так — засмеялась мать.

— Да ладно тебе — засмеялась Ирка — ни одна собака на тебя не претендует —

— Ну всё, разберётесь самочки, претендует, не претендует. Я побежала. Пока Ириш, в обиду себя без- давай — засмеялась мать и быстро пошла обуваться. Взяла сумку и Шлюзы от машины и вышла, захлопнув за собой портун.

Я пошел к себе в комнату, переодеваться. Ирка осталась у себя в комнате.

Иным часом я вышел из комнаты и пошел на кухню, в таком случае в ванной горел свет и лилась вода. Ирка еще принимала душ.

— Блин, наконец то помылась, а в таком случае всю дорогу было ощущение, что пахну сим вагоном — заходя на кухню, сказала Ирка — А твоя милость чего сидишь, ничего не ешь, не пьёшь? —

— Безусловно что то не тянет, жарко — ответил я, рассматривая Ирку. Симпатия пришла в шортиках и топике. Под топиком лифчика безграмотный было, выпирающие соски притягивали взгляд. Топик компактно облегал её небольшую грудь. Но сама сися, очень красиво выпирала. И вообще фигурка у неё была зашибись.

— Офигительно выглядишь — одобрительно сказал я — где загореть успела? —

— Родичам, получи даче помогала — ответила она — специально не загорала —

— Во вкусе они там? — спросил я.

— Нормально — пожала она плечами.

— Твоя милость спортом, что ли занимаешься? — поинтересовался я.

— Так, интересах себя. Обруч крутила, хулахуп, ну и пр

осто аэробика. А что? — посмотрела она на меня.

— Фигурка у тебя офигенная — ответил я.

— Пусть даже без сисек? — засмеялась она.

— Да вроде бы словно то есть там — кивнул я на её ретивое — лифан спецом не надела? —

— Ну да, похвалиться, пизда тобой — засмеялась она — что то, да выросло с тех пор. А у тебя (у)потреблять изменения? — игриво посмотрела на меня Ирка.

— Хочешь сызнова посмотреть? — с ехидцей спросил я, ухмыляясь.

— На слабо тебя, который ли взять? — усмехнулась она.

— Не боишься, какими судьбами маечку твою намочу и испачкаю? — усмехнулся я.

— Не боюсь, отстирается. Будто, слабо? — насмешливо посмотрела на меня Ирка.

— Суммарно не слабо — усмехнулся я — но не буду. Шелковица кухня, а не пруд —

— Так ванная есть — продолжая получи меня смотреть, чуть наклонив голову вбок, сказала возлюбленная.

— Думаешь мне слабо? — усмехнулся я.

— Думаю, что алло! — усмехнулась она.

— Ну пошли — усмехнулся я, думая, словно она шутит.

— Пошли — ответила Ирка и пошла.

Я капля (в море) офигел, смотря ей в спину. Она повернулась, сделано выйдя из кухни — И? —

Я поднялся и пошел к ней. А Ирка пошла к двери ванной комнаты, включила солнце, вошла внутрь и не закрывая дверь, залезла в ванную и села в ней.

Зайдя в середину, я тоже оставил дверь открытой.

— И что дальше? — посмотрела возлюбленная на меня.

— Обоссу сейчас тебя, вот что-то дальше — усмехнулся я.

— Сомневаюсь — усмехнулась она, смотря сверху меня снизу вверх, чуть повернув голову.

Я расстегнул бери шортах ширинку, достал член, придерживая другой рукой резинку трусов и направив ванька-встанька на Ирку, пару секунд подождал и начал оправляться ей на голову, быстро перевел струю нате её губы. Ирка сначала зажмурилась, потом открыла шнифты, посмотрела на член, руками протёрла глаза. Ссаки потекла по её рукам. Ирка посмотрела выспрь, убрав руки, чуть-чуть приоткрыв ротик. Я направил струю прям тама. Ирка прикрыла глаза, но рот не закрыла. Желтый дождь из её рта стекала на топик, текла числом животу, уже намочив шорты и стекала в сливное поры ванны. Капельки мочи были в её волосах. Брови в свой черед были мокрые с мелкими каплями мочи. Сиськи, лещадь мокрым топиком ещё больше обозначились, а соски стали ещё раз соблазнительнее выпирать.

— А ты говорила, что слабо — усмехнулся я, стряхивая последние лекарство в ванную.

— Это хорошо, что ты не изменился — бесшумно сказала она, и стала снимать с себя топик. Сняла его, бросив спервоначала в ванну, убрала со лба волосы, стянула с себя бермуды, бросив их на топик, посмотрела на трусняк, которые из белых превратились в желтые и тоже их сняла, оставшись вдосталь голой.

Всё произошло и происходило так стремительно, кое-что казалось, что это было не со мной.

— Хочешь передразнить или посмотреть, как я буду мыться? — спросила Ирка, посмотрев нате меня снизу вверх и согнув колени, раздвинула цирлы, показав гладковыбритый лобок и половые губки. И сиськи и чернобурка были загорелыми полностью. Даже треугольничек клитора был одинакового, загара. Фигура, шея, тело, ноги, были одинакового цвета.

— Сказать снова нечем — усмехнулся я, заправляя член обратно — а то бы повторил —

— Хочешь, останься — сказала Ирка, держась одной рукой вслед за борт ванны.

— И что будем делать? — усмехнулся я.

Возлюбленная встала и повернулась ко мне, взяла мою руку и прижала к своей сиськи — Что хочешь — пожала она плечами — не брезгуешь, изо тебя ведь вылилось —

Я сжал её маленькую, красивую сисечку пальцами. Ирка беспрекословно стояла, смотря чуть в сторону. Я легонько покрутил её устойчивый сосок.

— Сильней — тихо попросила она.

Я сильнее сжал её цицька.

— Ещё сильнее — тихо сказала она.

Я посмотрел сверху Ирку, сильнее сдавливая пальцы. Она прикусив губу, закрыла шары. Я прям сдавил её сосок пальцами. Ирка скрытно простонала. Это реально было очень больно. И я отпустил её сиська.

— Сделай так обеими руками — тихо попросила симпатия.

— Тебе не больно, что ли? — удивился я.

— Страсть до чего, но мне так нравится — тихо ответила возлюбленная — сделай, пожалуйста —

Я с удивлением посмотрел на Ирку. Возлюбленная стояла и спокойно смотрела на меня, даже какая в таком случае мольба была в её взгляде. Усмехнувшись, я взял что другой её соска и сдавил их пальцами.

— Сильнее — тихонько попросила она, закрыв глаза. Я сильно сжал её сиськи.

— Угу. Не отпускай — выдохнула она и закусила губу. В соответствии с лицу было видно, что ей больно. Симпатия положила руки мне на плечи и погладила. Открыла вежды, посмотрев на меня — ударь меня по щеке, наподобие там, на пруду — тихо попросила она.

— Прям в такой мере же? — удивился я.

— Угу — кивнула она — только одну руку не тронь, как сейчас —

— Ты мазохистка, что ли? — усмехнулся я, отпустив Водан сосок.

— Ударь, а! — попросила Ирка, вместо ответа.

— Да что ты смотри, сама попросила — усмехнулся я и шлёпнул её числом лицу ладошкой.

— Сильнее и сожми сильнее пальцами — попросила симпатия.

Я сжал сосок сильнее и наотмашь ударил Ирку после щеке. У неё голова резко дернулась. Ирка внезапно вцепилась мне в плечи, напряглась и тихо постанывая, стала подергиваться. Я коснулся пальцем её клитора, но Ирка взяла мою руку и положила себя на сиську — сдави второй сосок — жалобно попросила возлюбленная. И я сдавил. Ирка снова вздрогнула и вцепилась в мои плечища. Потом часто задышала носом, погладив мои рамена, потом погладила мои руки у себя на сиськах. Открыла шары, посмотрев на меня.

— Всё или ещё что же надо сделать? — усмехнулся я, отпуская её сосочки.

— Андрюш, сие же только между нами, да? — тихо сказала Ирка.

— Отсутствует, сейчас в интернет обо всём напишу и в окно буду на крик — засмеялся я.

— Я могу тебе тоже приятно делать! — сказала Ирка.

— Что такое? например? Член мой сжимать? — засмеялся я — Мне сие совсем не в кайф —

— Что хочешь — пожала симпатия плечами — ты мне, я тебе —

— Нормально день начался — усмехнулся я.

— Ми обычный секс не доставляет наслаждения — вздохнула Ирка.

— Я понял ранее — усмехнулся я — давай мойся, потом поговорим. Я на кухне буду — и посмотрев держи свои руки, вышел из ванной, ногой прикрыв дверка.

На кухне не спеша помыл руки, переваривая произошедшее. В дальнейшем ушел к себе в комнату, специально не закрыв янус. Обычно я её закрываю, от любопытных глаз матери. Симпатия хоть и не заходит без стука, но в противном случае оставишь дверь открытой, то постоянно заглядывает, минуя мимо.

Ирка вышла из ванной голой, с полотенцем получи и распишись голове, прошмыгнула мимо моей двери к себе. После пришла ко мне в халатике и с полотенцем на голове. Присела сверху край дивана, оглядывая комнату, — Девушка твоя? — кивнула симпатия на фотку в рамке, стоявшую на полке у книг.

— Да — кивнул я.

— Красивая. Нравится тебе с ней? —

— Нравится — пожал я плечами.

— Весь устраивает, значит? — посмотрела она на меня.

— Приближенно — усмехнулся я.

— А что не устраивает? — спросила Ирка.

— Неужели есть кое какие моменты — неопределённо ответил я.

— В сексе? — напрямую спросила Ирка.

— Ну да — вздохнул я.

— А что не кто иной? — не унималась она.

— Всё тебе расскажи — усмехнулся я.

— Неужели может я смогу помочь — тихо сказала Ирка.

— Сменить собой? — усмехнулся я.

— Если хочешь — пожала она плечами.

— И аюшки?, всё сделаешь? — спросил я.

— Угу — кивнула она.

— Прям целое-всё? — не поверил я.

— Да — спокойно ответила Ирка.

— А ась? взамен?

— поинтересовался я.

— То же самое. Ты ми, я тебе. Тебе только приятно буду делать —

— И при царе горохе ( у тебя это? — спросил я.

— Давно — вздохнула она.

— И ни дать ни взять выкручивалась? — усмехнулся я.

— По разному. У нас в городишке невозможно раскрываться. Сразу слухи пошли бы. Сама и выкручивалась, даже если парню своему ничего не говорила, он бы далеко не понял —

— Зачем тебе тогда такой парень, если нет не доверяешь? — усмехнулся я.

— Для имиджа, скорее всего ((и) делов. Что есть, что сексом занимаемся. Вот прах) тебе девушка, если не всё устраивает? — посмотрела нате меня Ирка.

— Логично — усмехнулся я — в принципе, всё устраивает. Красивая, стройная, умная —

— А есть но — усмехнулась Ирка — И это но заставит тебя исшаривать варианты на стороне, чтобы дополнить. А может составлять и расстаться с девушкой, если попадётся такая, которая тутти для тебя будет делать —

— Возможно. Что, сейчас было у тебя так? — поинтересовался я.

— Угу. Два раза. Вслед за этим поняла, что нифига не могу найти такого, с кем было бы доброкачественно не только как с человеком. А это очень некомфортно, поверь — вздохнула Ирка.

— Верю — пожал я плечами — (у)потреблять такое. Когда чего то недостаёт в сексе. —

— Что-что-то — усмехнулась она — почти всего и недоставало —

— Суммарно, что ли не кончаешь от секса? — посмотрел я получи Ирку.

— Ну почему, бывает, когда стимулирую себя там рукой. Но… — и замолчала.

— Что так? — переспросил я.

— Но это показывает парню, что симпатия не удовлетворяет меня обычным способом. Комплексуют мгновенно. И как такому скажешь, что я вообще необычная — вздохнула Ирка.

— А ми почему открылась? — усмехнулся я.

— Я тебя часто вспоминала, приветы тебе передавала — посмотрела получи меня Ирка — ты тогда шарахнул меня, в воде, ми так хорошо стало. Я тебя провоцировать потом начатки. И я совсем не ожидала, что мне будет классно, когда ты пописал на меня. Я чего нибудь натворю, зачинатель или мать ругают меня, а я стою, глаза закрою, голову опущу и ми так хорошо становилось. Отец отшлёпает меня, а ми этого и нужно было. Вот такая я, Андрюш — вздохнула Ирка.

— Сие как рабыня, что ли? — удивился я.

— Угу — вздохнула симпатия — боль, подчинение и унижение делают мне хорошо —

— Затмение нашло, никогда с таким не сталкивался — усмехнулся я.

Ирка в какой-нибудь месяц вздохнула и снова посмотрела на фотку в рамке.

— А, смущает тебя, что ли? — кивнул я на фотку.

— Недостает — мотнула она головой — просто, значит у неё как и есть свой бзык или фетишь. Ты мало-: неграмотный из тех парней, кто останавливается, а ты остановился, таким образом у неё есть бзык —

— Есть — вздохнул я — она иррумаци не делает, ну и от анала отказывается. Говорит, почто в рот она кушает, а попкой какает. А для секса лупить специальное место —

— Дурочка она. Ты или кто именно ещё у неё был или будет, будут ей менять с теми, кто будет делать так, как хочет малый — рассматривая фотку, сказала Ирка.

— Возможно — пожал плечами я.

— Хочешь, я тебе сделаю? — на полутонах спросила она.

— Что сделаешь? — не понял я.

— 69 — вздохнула Ирка.

У меня прям волнение внутри появилось. — Не хуже кого просто ларчик то открылся — подумал я — и главное, на правах быстро. И она ведь будет всегда под рукой. —

— А твоя милость хочешь? — спросил я.

Она пожала плечами — я сделаю, (языко ты хочешь и всё —

— То есть, это далеко не будет доставлять тебе удовольствие? — усмехнулся я.

— Будет, делать что ты глубоко будешь засовывать — тихо ответила Ирка.

— Давай иди — раздвинул я ноги, сидя на стуле, у стола.

Возлюбленная сняла полотенце с головы, бросила его на тахта, встряхнула волосами, посмотрела на меня, развязала держи халате пояс и сняла халат, положив его получи полотенце, оставшись полностью голой. Подошла ко ми, встала на колени и стала расстёгивать пуговицу и ширинку бери шортах. Я сидел и наблюдал, не мешая ей. Ирка расстегнула бермуды, немного потянула их вниз, потом оттянула резинку трусов, вытащила выше- член, уже в немного приподнятом состоянии и держа одной рукой резинку трусов, кто-нибудь другой член, соснула головку. Потом взяла член в ротик и держа его в рту стала пытаться стянуть с меня шорты с трусами. Я предусмотр приподнял попку. И шорты с трусами слезли с меня (пусть) даже до ступней.

Ирка стала одной рукой подрачивать ольдермен, второй гладила снизу яйца, посасывая и облизывая головку.

— Твоя милость скажи, если что то не так, складно — выпустив член из ротика, посмотрела на меня исподнизу Ирка, подрачивая уже твёрдый член рукой.

— Да — кивнул я — не отвлекайся —

— Ущипни меня за грудь — попросила она и стала сосать головку, очень хоть куда работая языком. Я нащупал её сосок, зажал его пальцами и сжал. Следующий рукой я взял голову Ирки сзади и насадил её ротик возьми член до упора. Ирка закряхтела.

— Соси, сука — тихо сказал я и сильнее сдавил её сосок. Ирка стала стремиться ещё глубже заглотить член.

— Хорошо — подбодрил я её и перестал удерживать на голову. Она выпустила член из рта, сделала порядочно вздохов и сама заглотила член до самых яиц. Я погладил её по мнению щеке потом и несильно ударил ладошкой, сжав титька. Ирка вздрогнула, выпустила член, вздохнула несколько в один прекрасный день — ещё так же — попросила она и снова взяла оглобля в рот до упора.

Я поменял руку, взял её вслед другой сосок, сжал его и ударил ладошкой кто-то другой руки по щеке Ирки. Она сделала самую малость неглубоких отсосов и до упора заглотила член, (пусть) даже давиться начала. Я ударил её по щеке и побольше надавил на голову, ещё и бёдрами вперёд подал, с тем чтобы до самых гланд достать. И тут Ирка стала убивать. Она давилась членом, сама сжала свой второстепенный сосок пальцами, задрожала и часто задышала носом. Я отпустил её голову и как собака шлёпнул по щеке ладонью. И Ирка вздрагивая, стала жуть мощно отсасывать, но уже не глубоко беря в морда. Но сосала классно. Потом подняла голову, посмотрела получи меня — хочешь меня? —

— Угу — кивнул я.

— Возьми меня из-за волосы и положи на диван. Или ты (в хочешь? — спросила она.

— Ты супер — беря её ради волосы, сказал я. Отпустил сосок и поднял Ирку ради волосы, поднимаясь сам. — Пошли шалава, я тебе вставлю — начиная брать (в толк) правила игры, сказал я и скинув с ног трусы с шортами, потащил Ирку к дивану. Поставил далее раком и держа за волосы вставил головку в мокрую щелка.

— Бей по попке — тихо попросила Ирка. Я потихоньку вошел на всю длину и так смачно шлёпнул Ирку объединение булочке, что аж раздался звонкий звук расстрел. На попке остался отпечаток моей руки. А остальной рукой я держал Ирку за волосы, задрав её голову наизволок. Ant. вниз.

— Ещё — плаксиво попросила она и стала теребить нечужой клитор. Я задвигал бёдрами, трахая Ирку и ещё стукнул за заднице ладошкой, сильно стукнул.

— Ещё — плача попросила Ирка и хозяйка себе стукнула по клитору ладошкой, помассировала его и заново стукнула. Ну и я, трахая её, шлёпал рукой сообразно заднице, не отпуская Иркины волосы. Она заново напряглась. Я понял, что сейчас будет кончать и шлёпнул Ирку сообразно булке. Ирка вздрогнула и плача стала кончать. Возлюбленная реально плакала, теребя свой клитор, и вздрагивала. Я уж тоже хотел кончить. Но Ирка вдруг соскочила с члена, развернулась и глядючи на меня тихо и жалобно сказала — прости меня, бей. Ant. слуга, я исправлюсь. Нельзя сейчас туда кончать —

В глазах у неё стояли хныканье. Я держал её за волосы, смотря на Иркины шкифы и в голове мелькнула мысль, что мне нравится буква игра, мне нравится Иркина дырочка, её трупец. И она назвала меня господином. Это тоже отнюдь не резануло мой слух, я бы сказал, что ми это даже понравилось.

— Лежать, сучка — потянул я её после волосы, опуская на диван. Она покорно легла, вытянулась в диване.

— Рот открой — шлёпнул я ей ладошкой кто-то другой руки по щеке.

Ирка открыла рот и один высунула язык. Я стал дрочить, намереваясь кончит ей в чайник. Она поглядывала то на меня, то в член, не закрывая ротик. И я кончил, струя спермы всесильно сфонтанировала на язык Ирки, потом вторая кильватер уже прицельно выстрелила вглубь ротика. Выдавливая совершенно, я поводил по губам головкой, смазывая спермой губки Ирки. Возлюбленная сглотнула, облизала губы и стала нежно сосать головку. Я отпустил хрен из руки и отпустил Иркины волосы. Она крохотку приподняла голову и несколько раз соснула член, и опять двадцать пять стала обсасывать только головку, смотря на моё личность. А я смотрел, как её ротик ласкает мой болт.

Погладил Ирку по голове, вытащил член изо её ротика и прилёг с ней рядом, на спину. Ирка повернулась ко ми, обняла, прижалась.

— Ты просто подарок, Андрюша — втихую прошептала она.

— Я хочу кончать в тебя — тоже тихомолком сказал я, погладив Ирку по спине.

— Я исправлюсь, моего господин — прошептала Ирка.

Потом мы попили кофеек, после душа, голыми. После оделись и поехали окидыват городские достопримечательности. По дороге заглянули в аптеку, дай тебе купить таблетки для Ирки.

— Я сам заплачу ради них — тихо сказал я Ирке, сжав рукой булочку её попки в джинсах.

— Что скажешь, мой господин — шепнула она мне в пельмень.

— Сюда тоже тебя хочу — шлёпнул я её вдоль попке, выходя из аптеки. Ирка повернулась ко ми, взяла за руку и смотря мне в глаза тайно сказала — можем прям сейчас пойти, мой дон. Город потом посмотрим —

— Тогда пойдём — погладил я Ирку согласно щеке другой рукой. И мы пошли к остановке маршрутки, воеже вернуться домой.

administrator-zala-igrovyh-avtomatov-obyazannosti
roulette-bonusse
alezan-krem-dlya-sustavov-kupit
duur-merk-horloge
pop-slots-tipps
terminal-igrovoy-avtomat-cena
sokrovische-piratov-igrovye-avtomaty
slot-boss-casino
46307-kupit-klinistil-sredstvo-ot-parazitov-v-cherepovce
preparaty-povysheniya-potencii-na-rastitelnoy-osnove
Золотой дождь

Related posts