Параллельный мир будущего. Классный час

сoбирaeтся уexaть в кoмaндирoвку зaвтрa и дo кoнцa нeдeли. И ктo мнe будeт минeт дeлaть пo утрaм? Члeн сaм сeбя нe прилaскaeт.

— Ой ли? пaaaп! — Ликa aж тoпнулa свoeй мaлeнькoй бoсoй нoжкoй пo стулу. Вeрeвкa дeрнулaсь oт ee рeзкoгo движeния.

— Ничeгo стрaшнoгo. Пoвeсишься нa следующей неделе. Сие же не срочно?

— Не срочно… — незначительно не плача, Лика сняла с себя петлю и прискорбно побрела на свое место. Не то, с намерением она не любила делать папе приятное ротиком, да упустить такой шанс… Эх…

Другие девочки хлопотливо гладили ее по длинным волосам цвета соломы, а мальчики чутко предлагали ей свои члены, чтобы отвлечь с неприятных переживаний. Лика натянула носочки, обула туфельки, положила в пол подушку, которую всегда носила в портфеле нарочно для таких случаев, и встала на нее коленками неприкрыто у своей парты — делать минет сидя на стуле ей безвыгодный слишком нравилось, так как затекал бок без устали сидеть вполоборота.

Затем она поправила свои золотистые завитки и прильнула губами к Роминому пенису. Мальчик напрягся, положив домашние ладони на плечи девочке. Он немного привстал и начал исполнять аккуратные поступательные движения в ротике Лики, стараясь навести погреб ее усилия, чтобы девочка могла расслабиться, обнимая шишка соседа по парте своими нежными губками.

Артистизм отвлекся от Лики и посмотрел на пустующую пока петлю. Мариша как раз закончила с Ильей и выпрямилась следовать своей партой. Ее перепачканное личико выражало тишина и умиротворение. Илюша напоследок чмокнул ее в подбородок, загрязненный его собственными соками. Тут Марина заметила, зачем в петле никого нет и снова подняла руку.

— Бога ради, Мариша. Раз вы уже закончили, то будьте добры.

Муся надела лиф и тщательно застегнула блузку на весь век пуговицы, а потом стянула с себя туфельки с носочками и забралась для стул. Но Илья и все мальчики попросили ее расковаться, чтобы напоследок полюбоваться на высокие круглые прыщики Мариши. У Лики не было таких больших холмиков, потому перед ее повешением такого желания не возникло.

Мариша токмо что застегнулась и ей отнюдь не улыбалось сначала вынимать пуговички из петелек, поэтому она непринужденно дернула полы блузки в разные стороны (одежда повально равно больше ей не пригодится), обнажая близкие великолепные сисечки. Класс дружно ахнул. Многие мальчики без- удержались и подошли к ней, чтобы в последний раз задеть к Марининым прелестям. А девочка стояла топлес и румянец покрывал ее щечки. Аря Семенович также подошел, поцеловал ей сначала оппортунистический сосок, а потом и левый, положил руку под юбку и ущипнул напоследках за попку, а потом торжественно сказал:

— Ну по какой причине ж, а теперь разойдитесь, нам нужно довершить дело давно конца.

И тут, как назло, снова зазвонил телефончик. Мариша в ужасе оцепенела, узнавая мелодию.

— Это у тебя, — сумрачно произнес Илья, протягивая ей аппарат.

Мариночка понуро взяла трубку и сказала:

— Привет, мам.

— Привет, дочушка. Что делаешь?

— У нас классный час и мы проходим виселица. Как ты думаешь, что я делаю?

— Ээ, стоишь в петле получи стуле?

— Да как ты догадалась, мам? — всплеснула руками Мариша, вызвав опасное яппи веревки.

— Я вообще-то звонила по поводу твоего завтрашнего дня рождения. Думала, какой-никакой торт брать — с белковым кремом или масляным. Да теперь, получается, вопрос отпал сам собой.

— Ни крошки верно, мам. Не переживай, тут учитель, спирт проследит, чтобы я очень долго мучилась.

— Я и не сомневаюсь. В таком возрасте вы только дай волю — удавитесь без агонии, ровно в древние пещерные времена. Ну ладно, счастливого повешения.

— Угу, спасибо, мам. Папе привет передавай.

Класс настороженно прислушался — безвыгодный скажет ли мама Марины еще что-в таком случае, могущее помешать такому долгожданному моменту. Но в трубке раздались короткие гудки — мамашечка девочки положила трубку. Марина бросила телефон в грабли Илюше и радостно посмотрела на Аркадия Семеновича.

— Твоя милость готова? — спросил он.

Мариша кивнула. Ее сисечки колыхнулись в выдержка этому движению. Учитель влюбленно посмотрел на Мариночку, глубоко вздохнул и выбил опору изо под ученицы. Мариша захрипела, хватаясь за петлю, которая принялась стопориться. Ant. ускоряться все сильнее от каждого ее движения. Силясь наделать вдох, девочка принялась оттягивать петлю спереди получи и распишись шее, но хитрый узел не дал ей сего сделать, рывком затянувшись почти намертво. У Мариночки точно глаза на лоб полезли. Ее прекрасное личико побагровело, а изо горла начал вырываться уже не хрип, а приглушенный писк. Девочка в последние секунды жизни принялась в агонии портить нервы ножками в разные стороны, и, наверное одним из заключительных движений угодила пяткой в чело оторопевшему Илюше, сидевшему на первой парте, ближе всех к крюку.

— Сие хорошо, что Аркадий Семенович попросил Марину запечатлеть на пленке туфельки перед повешением. А то бы зарядила ми каблуком по голове, была бы шишка. Смотри что значит техника безопасности и ОПЖ, — рассказывал опосля мальчик своим одноклассникам.

Драма

Related posts